Apologia of the Cuban revolution
Table of contents
Share
QR
Metrics
Apologia of the Cuban revolution
Annotation
PII
S0044748X0005583-0-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Magomed Kodzoev 
Occupation: Senior Research Fellow
Affiliation: Institute for Latin American studies, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
99-106
Abstract

The monograph is a complex work devoted to the historical research of Cuba through its position in the system of international relations since the Cuban revolution 1959 to 2018. The author discussed about the transformations of Cuban foreign policy for a recent half-century, gave us his opinion about how the global order transformation had had effect on the strategy of Havana and what we can look forward on the nearest future. The monograph is of interest to Latin American studies and to all who want know more about the Cuban revolution.

Keywords
Cuba, Castro, Latin America, USA, Russia, Belarus
Received
14.02.2019
Date of publication
24.07.2019
Number of purchasers
62
Views
1960
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2019
1 В 2018 г. увидела свет вторая часть монографии «Куба: от Марти до Кастро». Ее автор — белорусский историк, профессор Александр Александрович Челядинский — посвятил очередной том своей работы международным факторам борьбы за национальную независимость и социальный прогресс на Кубе в период с 1958 по 2018 г. В целом книга представляет собой комплексное историческое исследование, повествующее о многолетней борьбе кубинского народа за суверенитет и о попытках преодолеть трудности, с которыми он многократно сталкивался на своем пути. Безусловно, русскоязычная научная литература нуждалась в подобного рода исследовательской работе, ведь тема, которой она посвящена, в последние годы снова стала актуальной.
2

3 Сегодня Куба переживает не самые простые времена: сложности политического и экономического характера заставляют Гавану предпринимать серьезные меры по преобразованию модели своего государства. Кубинская революция (60-летию которой и посвятил свою книгу А.А.Челядинский), преодолев многочисленные трудности, сталкивается с новыми вызовами и угрозами. Ситуация усугубляется еще и тем, что с приходом к власти в США в январе 2017 г. республиканца Дональда Трампа американо-кубинский конфликт резко обострился. В таких условиях на кубинское руководство ложится особая ответственность, ведь от его решений будет зависеть очень многое.
4 В этом смысле далеко не последнюю роль играет внешнеполитическая стратегия Гаваны. И подобно тому, как в прошлом идея «интернационализма» помогла стране «выстоять, выдержать чудовищный натиск соседа» (с. 299), так и в дальнейшем ее руководство, по словам автора, будет открыто для сотрудничества. История внешней политики Кубы должна оставить свой отпечаток на ее будущем, отразиться на развитии ее отношений с другими государствами. Это определяет важность изучения данной темы в ее исторической целостности.
5 В содержании монографии обозначены проблемы и направления внешней политики Гаваны в контексте их прошлого и настоящего. Каждой из них соответствует отдельная глава: I «Движение к победе революции (1957— 1959 гг.)»; II «Нарастание конфликта между Кубой и США до октября 1962 г.»; III «Куба и Октябрьский кризис 1962 г.»; IV «Полувековое противостояние Кубы и США (1963—2018 гг.)»; V «Куба — СССР — Россия (1959— 2018 гг.)»; VI «Куба и страны «Юга» (1959—2018 гг.)»; VII «Куба и Беларусь (1962—2018 гг.)». Несколько обобщая, можно сказать, что первая половина книги в целом посвящена конфликтогенным внешнеполитическим связям латиноамериканского государства, а вторая — опыту его сотрудничества с дружественными странами.
6 С первых же страниц автор отмечает, что не согласен с теми, кто «схематично относил и относит эту страну (Кубу. — М.К.) к авторитарным и даже тоталитарным режимам» (с. 3). Далее он последовательно отстаивает свою точку зрения, считая, что, находясь в эпицентре биполярного противоборства, Куба ради сохранения независимости была вынуждена опираться на сильную власть. Особая роль отводится жесткой политике США, которые своими действиями на протяжении десятилетий способствовали превращению карибской страны «в подобие казармы» (с. 18). В этой оценке, как и во многом другом, профессор А.А.Челядинский проявляет полную солидарность с позицией действующего кубинского руководства.
7 Размышляя над целым рядом исторических событий, связанных с внутренней политикой страны, в оценке которых существуют противоположные точки зрения, автор в целом придерживается официальной позиции Гаваны. Так, например, в отношении бывшего командующего войсками Повстанческой армии в г. Камагуэй Убера Матоса в работе сказано, что он стал противником новой власти, пришедшей после Кубинской революции 1959 г., из-за неоправданных ожиданий на «удовлетворение своего самолюбия, тщеславия, невероятных льгот и всеобщего почитания» (с. 19). Это согласуется с официальной точкой зрения: именно в измене революции и подстрекательстве к мятежу вчерашний предводитель партизан был обвинен в 1960 г. Крупнейший кубинский историк Антонио Нуньес Хименес писал, что «кубинский народ никогда не простит Матосу, что его предательство явилось причиной гибели Камило (Сьенфуэгоса. — М.К.)» [1, с. 206]. Сам же Матос позже утверждал, что он еще во время тех событий подозревал Фиделя Кастро в намерениях «убрать его (К.Сьенфуэгоса. — М.К.) с дороги» [2].
8 Как автор Челядинский имел полное право выбирать, какой из версий он отдает предпочтение. Бывший революционер, преданный анафеме за измену, является неотъемлемой частью истории Кубинской революции и должен был быть упомянут в книге. Но вряд ли этот эпизод имеет отношение к «антикубинским действиям США», как следует из текста работы: Матос не обвинялся в пособничестве северному соседу ни в первые годы революции, ни позднее. Эта история могла бы стать показательным примером разногласий, существовавших в стане революционеров на первых порах. Сам же раздел книги и идея автора от этого не пострадали бы — ведь следом приводится довольно большой материал, подтверждающий его тезис о том, что давление США извне на деле приводило к отрицательным последствиям для кубинского народа.
9 Истории американо-кубинского конфликта автор книги посвятил три главы. В первой из них исследуется непосредственно предконфликтная ситуация, в рамках которой происходит формирование радикальных противоречий. Хронологические рамки этого раздела включают период начала 1959 г. — октября 1962 г. Анализируется процесс созревания антагонизма и осознания конфликта. Важнейшим аспектом и катализатором этих процессов является естественное столкновение интересов двух стран: стремление США сохранить свой сюзеренитет над странами региона, с одной стороны, и кубинское «противостояние северному империализму и поддержка борьбы народов Латинской Америки и Карибского бассейна» (с. 14) — с другой. Причем инициатором конфронтации Челядинский считает Вашингтон и указывает на факты, говорящие о том, что кубинская сторона поначалу пыталась наладить отношения. Визит Ф.Кастро в США в апреле 1959 г. представляется автору свидетельством мирного настроя. «Он предложил компаниям США не уходить с острова, а продолжать работать на справедливых условиях», — отмечает исследователь (с. 16). И несмотря на то, что май 1959 г. в работе указан, как «отсчет постепенного ухудшения отношений», дата, после которой «начались антикубинские кампании и агрессивные действия США» (с. 17), уже в ноябре того же года гаванское правительство обратилось к Белому дому с просьбой расширить торгово-экономические отношения, в частности, увеличить сахарную квоту на американском рынке (с. 18). Вашингтон не только не согласился пойти навстречу подобным инициативам, подчеркивает автор, но и начал осуществлять масштабную антикубинскую политику.
10 В данном разделе подробно анализируются основные моменты начального этапа эскалации американо-кубинского конфликта. Описаны многочисленные попытки США помешать укреплению революционной власти на Кубе: поддержка внутренней оппозиции и саботаж, дипломатическое давление в региональном масштабе, экономическая изоляция — в глобальном. Раздел заканчивается на анализе провальной попытки военного вторжения бригады антикастровцев, которых автор называет «наемниками», на Кубу в апреле 1961 г. на Плайя-Хирон. В том же разделе описаны события, произошедшие сразу после этой даты: установление торгово-экономического эмбарго и подготовка нового вторжения, так называемой операции «Мангуста».
11 Особая ценность этого и следующего раздела, посвященного кульминации американско-кубинского противостояния — Карибскому кризису 1962 г. — состоит в том, что автор поднимает и анализирует весьма объемный материал, ссылается на множество ранее неиспользованных источников, среди которых немалая часть испаноязычных. Однако новизна главы III «Куба и Октябрьский кризис 1962 г.» раскрывается в самом ее конце. Дав подробный анализ исторических событий, происходивших той осенью и чуть не приведших мир к ядерной катастрофе, автор выступает с критикой общепринятого мнения, что октябрьский ракетный кризис сделал невозможной агрессию США против Кубы. Да, принципиальная позиция СССР предотвратила прямое вторжение американских вооруженных сил и последующую интервенцию, но нападение на Кубу продолжалось 52 года, только в других формах, замечает исследователь. Эта фраза подготавливает читателя к следующей части, посвященной американо-кубинским отношениям с 1963 по 2018 г. В ней автор объясняет динамику и эволюцию полувекового противостояния двух стран сквозь призму своего подхода.
12 В задачу данной рецензии не входило полное или даже частичное изложение содержания исследования, проведенного Челядинским. Однако хотелось бы дать несколько комментариев по поводу главы IV «Полувековое противостояние Кубы и США (1963—2018 гг.)». Во-первых, автор, оставаясь в рамках конкретно-исторического подхода, соотносит структуру данного раздела со сроками президентских администраций, начиная со времен Линдона Джонсона и заканчивая начальным этапом правления Д.Трампа. Это позволило яснее и нагляднее донести основную идею работы. Во-вторых, несмотря на то, что на каждом этапе американо-кубинских отношений они сохраняли свой конфликтогенный характер, данная глава иллюстрирует медленное, но верное снижение интенсивности противостояния.
13 В период президентства Л.Джонсона американская сторона предпринимала самые жесткие меры, призванные не только изолировать Кубу путем введения экономических санкций и воздействовать на нее с помощью дипломатических рычагов давления, но и свергнуть правительство Ф.Кастро, а его самого устранить физически. В книге приводится ряд примеров, когда США планировали конкретные меры по реализации государственного переворота внутри социалистического государства. В то время конфликт настолько обострился, что кубинское руководство «во второй половине 60-х годов пришло к выводу, что с этой североамериканской администрацией нормализация отношений практически невозможна» (с. 64). При Ричарде Никсоне произошел новый виток обострения. Автор отмечает, что «новинкой» администрации Белого дома стали так называемые малые интервенции, к которым он причисляет взрыв пассажирского самолета авиакомпании «Кубана» над Барбадосом в октябре 1976 г., когда погибли 73 человека. «Как выяснилось позднее, — пишет А.А.Челядинский, — этот акт был совершен членами так называемой «Бригады-2506» — ассоциации ветеранов боев в заливе Кочинос 1961 г.» (с. 66). Указано также на то, что в период президентства Р.Никсона американцы совершали биологические атаки на Кубу (вирус свиной чумы в 1971, распространение инфекции Денге в 1981 г.).
14 С другой стороны, одновременно в Вашингтоне возникла идея нормализации двусторонних отношений. Одним из первых ее сторонников стал сенатор Эдвард Кеннеди. С тех пор в американском политическом истеблишменте всегда существовала группа влияния, выступающая за улучшение отношений с Гаваной. Уже в период администрации Джеральда Форда «ноу-хау в отношениях стали визиты конгрессменов США в Гавану и встречи с кубинским руководством» (с. 68). Надо сказать, что подобные поездки американских законодателей содействовали делу сближения США и Кубы и продолжают оставаться позитивным фактором, делая возможной постепенную деэскалацию конфликта. После прихода к власти Джеймса Картера имела место заметная разрядка напряженности. Госсекретарь Сайрус Вэнс «признал неэффективной блокаду Кубы и высказался в пользу поисков путей «продвижения к нормализации отношений» (с. 69). Именно в этот период на сцене стали появляться такие видные фигуры, как Джеймс Макговерн, который на протяжении многих лет прилагал серьезные усилия для создания прочной юридической и лоббистской основы для американо-кубинского сближения. Логикой Картера позже будет руководствоваться Барак Обама, когда заявит о готовности встретиться с кубинским руководством и обсудить план нормализации отношений.
15 Несмотря на то, что с тех пор в отношениях Кубы и США имели место ожесточенные дипломатические баталии и экономическое давление, несмотря на то, что при Рональде Рейгане, Джордже Буше-старшем, Уильяме (Билле) Клинтоне, Джордже Буше-младшем и, наконец, при Дональде Трампе было сделано много для того, чтобы ужесточить политику в отношении Гаваны, все же идея нормализации сумела сохраниться и даже принести серьезные плоды в период правления Обамы. В данной главе не дается никаких прогнозов относительно будущего американо-кубинских связей. Однако, во-первых, финальная часть раздела полна оптимизма, ведь, как констатирует автор, «лоббисты фермеров и ассоциации предпринимателей США, в условиях конкуренции на острове, очень заинтересованы в развитии торговли, туризма и будут использовать все возможные рычаги давления для нормальных отношений с Кубой» (с. 126). Во-вторых, как мы отмечали выше, в целом в ней отчетливо различима тенденция к разрядке конфликта, уровень его интенсивности на современном этапе несравнимо ниже того, который существовал в первые полтора десятилетия после кризиса 1962 г.
16 Вполне логичным и методологически правильным следует считать решение автора посвятить следующую главу вопросам отношений Кубы с СССР и Россией в период с 1959 по 2018 г. Это позволило выдержать оба раздела в стиле сравнительных описаний, построенных на соотнесении определенных временем и обстоятельствами принципиальных различий направлений внешней политики Гаваны. Челядинский пишет, что СССР пошел на полномасштабную помощь Кубе тогда, когда отношения последней с США резко накалились. «Это очень важное замечание, определяющее дальнейшее развитие отношений Кубы и СССР. Но не только. Это же определило и эскалацию по линии Гавана — Вашингтон», — отмечает он (с. 137).
17 В этой главе проанализирован процесс сближения Кубы и СССР на начальном этапе, выявлены отдельные противоречия в двусторонних отношениях, описаны достигнутые успехи, проблемы партнерства в условиях, когда Советский Союз прекратил свое существование, дальнейшее охлаждение и постепенное движение в сторону реанимации сотрудничества. Анализ сопровождается огромным количеством исторических фактов, которые придают данному исследованию убедительность.
18 Автор попытался сохранить научную объективность, избегая, «советского ура-оптимизма» и восхищения Кубой и Кастро, с одной стороны, и современной российской позиции, в рамках которой Кастро обвиняют в том, что он «превратил сказочной красоты остров в маленькое подобие советского ГУЛАГа», — с другой (с. 134). Исследовательский ракурс, избранный ученым, содержит элементы новизны для постсоветской науки. Действительно, отечественная литература, посвященная проблемам внутренней и внешней политики Гаваны, в большинстве случаев носит на себе отпечаток идеологической обусловленности. Наблюдаются либо явное неприятие курса кубинских властей, либо его всесторонняя поддержка. В данной работе видно стремление избегать подобных крайностей.
19 Как представляется, Челядинскому удалось сохранить объективный взгляд на вопросы советско-кубинских отношений. В отличие от тех, кто склонен винить правительство Ф.Кастро во всех экономических неудачах, с которыми пришлось столкнуться его стране, в иждивенчестве за счет Советского Союза, в данной монографии учитывается важная роль других объективных факторов. «Главной причиной, мешающей кубинцам решать внутриэкономические проблемы, была внешняя — агрессивная политика США» (с. 151). В этой фразе, как и в книге в целом, прослеживается несомненная симпатия автора к кубинскому руководству. Действительно, политика торгово-экономического эмбарго со стороны соседней страны наносит Кубе ущерб свыше 4,3 млрд долл. ежегодно, что оборачивается для нее огромными потерями [3].
20 Интересно мнение о том, что «миф о невыгодности и бесперспективности торгово-экономических отношений с Кубой… с блеском опроверг западный капитал. Даже самый заядлый враг Кубинской революции — США — не устояли перед искушением ринуться в острейшую борьбу за свое место под кубинским «экономическим» солнцем» (с. 168). Парадоксально, но с тех пор, как в декабре 2014 г. страны объявили о нормализации отношений, огромное количество американских компаний в сельскохозяйственной, туристической, авиационной и других отраслях, действительно, выразили желание заняться бизнесом на Кубе. Следует также иметь в виду, что географические преимущества в данном случае имеют важнейшее значение. России, находящейся значительно дальше, конечно, сложнее обеспечить широкомасштабное присутствие в данном регионе.
21 В заключении к главе автор высказывает сомнения относительно того, что российско-кубинские отношения можно восстановить на прежнем уровне. Тем не менее целый ряд факторов создает «неплохие перспективы не только в экономике, но и в сферах науки, культуры, здравоохранения, образования и спорта», — пишет он (с. 175).
22 Следующая глава, посвященная проблемам отношений Кубы со странами глобального Юга с 1959 по 2018 г., пожалуй, самая комплексная. В ней исследуются связи Гаваны с латиноамериканскими, африканскими и азиатскими странами. Активность в этом направлении была обусловлена, как отметил автор монографии, идеей международной солидарности в борьбе против США. «По логике Фиделя Кастро, — пишет он, — только мощное антиимпериалистическое движение стран Юга сможет остановить агрессию США против Кубы» (с. 181).
23 Ввиду того, что латиноамериканский вектор политики Кубы, как справедливо отметил ученый, был определяющим (с. 182), первая часть данного раздела посвящена региональной внешнеполитической стратегии Гаваны. Историография латиноамериканской политики острова разделена на условные пять этапов, соответствующих следующим хронологическим рамкам: I. 1959—1970 гг. — ухудшение отношений с большинством стран региона, испытывавших значительное давление США; II. 70-е годы — «изменение региональной политической карты» (с. 193), приход к власти в ряде государств левонационалистических правительств, что привело к определенному улучшению отношений с ними (Перу, Панама, Боливия, Чили, Никарагуа); III. 80-е годы — политика агрессии со стороны США, «изоляция Кубы с одновременным напряжением в Центральной Америке» (с. 200). «Положение Кубы в этот период было очень сложным и очень опасным» (с. 200); IV. 90-е годы — данный период «характеризовался продолжением антикубинской политики США, втянувших в этот процесс большинство стран континента», «левое движение… стало сдавать позиции» (с. 208); V. 1998—2018 гг. — эпоха «левого дрейфа», «звездный час для Кубы» (с. 216), когда в ряде государств региона к власти пришли левые и левоцентристские правительства (Венесуэла, Бразилия, Уругвай, Аргентина, Чили, Боливия, Никарагуа, Эквадор, Гватемала, Парагвай), что сопровождалось резким улучшением отношений с ними. Особенное значение в этом смысле имел союз с Боливарианской Республикой Венесуэла.
24 Анализ, проведенный автором, приводит его к выводу о том, что, несмотря на давление Вашингтона, Куба все же сумела найти способ «вернуться домой и расширить формат и масштаб отношений с государствами континента» (с. 224). С этим нельзя не согласиться, ведь многие страны Латинской Америки и Карибского бассейна не раз демонстрировали свою солидарность с социалистической Кубой в ее конфликте с США. Яркие примеры того приведены и на страницах монографии Челядинского.
25 Во второй части данной главы автор рассмотрел афроазиатский вектор внешней политики Кубы. В этом направлении латиноамериканская страна проявила себя крупным игроком в системе международных отношений. Тесные связи Гаваны со многими странами Африки и Азии демонстрировали ее желание добиться полной независимости государств «третьего мира» от глобальных претензий США. Помощь, оказанная кубинцами африканским государствам (не только военная, но и гуманитарная), находится в центре внимания профессора Челядинского, поскольку она являлась демонстрацией политики, основанной на принципах интернациональной солидарности.
26 В главе рассказано и о событиях в Конго в 1965 г., в которых принимали участие кубинские военные специалисты, и о материальной поддержке Фронта национального освобождения Алжира в 1962 г., и об участии Кубы в войне в Анголе в середине 70-х годов, о поддержке антифеодальной революции в Эфиопии в 1974 г., об отношениях с Ливийской Джамахирией и т.д.
27 Раздел заканчивается анализом отношений Кубы с государствами Ближнего и Среднего Востока, а также с Вьетнамом, Китаем и Северной Кореей. Изучив отношения Кубы со странами сразу трех разных континентов, автор пришел к выводу, что именно на этих направлениях она сумела достичь серьезных долгосрочных успехов. Стратегия сотрудничества до сих пор приносит свои плоды, поскольку так страна смогла преодолеть «политику изоляции в мире и Западном полушарии» (с. 258). Выстроив крепкие отношения с целым рядом государств Юга, Куба заслужила репутацию ответственного в своих принципах интернационализма субъекта международных отношений. «Как результат, — пишет белорусский исследователь в заключение этой главы, — сегодня в мире насчитывается более 2 тыс. организаций солидарности с Кубой, чего не добилась ни одна другая страна планеты» (с. 258).
28 Последняя глава монографии Челядинского посвящена отношениям Кубы и Беларуси на современном этапе. За исключением отдельных примеров непосредственного взаимодействия двух республик в период вхождения последней в СССР, раздел практически полностью посвящен отношениям двух стран уже после прихода к власти Александра Григорьевича Лукашенко; проанализированы успехи дипломатического, торгово-экономического, финансового, энергетического, научно-технического, гуманитарного сотрудничества. В этой части исследования содержится уникальный материал, касающийся процесса восстановления отношений Гаваны с одной из стран постсоветского пространства. Безусловно, эта малоисследованная у нас тема представляет большой интерес.
29 В самом начале главы автор, несколько отходя от темы, рассуждает об отношении к Кубе в кругах белорусской интеллигенции. Он обрушивается с критикой на тех, кто высказывался в прессе против методов правления Ф.Кастро и его политического наследия. Эта небольшая часть монографии, в которой Челядинский позволил себе выступить не только как ученый, но и в определенной степени как общественный деятель, особенно любопытна. Если во всех остальных разделах работы автор старался держаться в рамках беспристрастного научного анализа, то здесь он предстает еще и защитником кубинского социализма. Признавая бытовые трудности простых кубинцев, ученый в то же самое время отметил, что, во-первых, положение в стране «существенно улучшилось» в результате преобразований Рауля Кастро (с. 269). Во-вторых, он напомнил, что достижения Кубы в социальной сфере, в том числе медицине и образовании, признаны во всем мире. Вступив в острую полемику с противниками социалистической власти в Гаване, ученый объявил, что последние «привержены шизофрении правых североамериканских СМИ», обвиняющих братьев Кастро в недемократическом правлении (с. 267). С профессором Челядинским можно соглашаться или не соглашаться, но авторская точка зрения всегда придает исследованию некую полемичность и, если можно так выразиться, публицистическую остроту. Несомненно, это должно положительно отразиться на общем впечатлении от чтения данного труда.
30 Завершая обзор, хотелось бы сказать, что в современной отечественной науке не так много комплексных работ, посвященных внешней политике Кубы. Естественно, появление данного фундаментального исторического исследования является весьма заметным событием. С позицией, отстаиваемой автором, с его трактовкой исторических событий не всегда можно согласиться, но даже в этом случае книга послужит материалом, повышающим интерес к кубинской тематике, оживит полемику в научной среде, снова привлечет сторонников и противников действующего руководства латиноамериканской страны к изучению и осмыслению самых спорных вопросов, касающихся ее истории.
31

Источники и литература / references

 

1. Кастро Ф. Моя жизнь. Биография на два голоса / Ф.Кастро, И. Рамоне. М., РИПОЛ классик, 2009.

2. Cancioisla W. Huber Matos: anecdotario en primera persona. Fundación Huber Matos, 23 de octubre, 2009. Available at: >>> (accessed 10.02.2019).

3. Bloqueo de EEUU costó a Cuba más de cuatro mil millones de dólares entre abril de 2017 y marzo pasado (+ PDF). Cubadebate, 24.08.2018. Available at: >>> (accessed 12.02.2019).

References

1. Kastro F. Moya zhizn'. Biografiya na dva golosa / F.Kastro, I. Ramone. M., RIPOL klassik, 2009.

2. Cancioisla W. Huber Matos: anecdotario en primera persona. Fundación Huber Matos, 23 de octubre, 2009. Available at: http://hubermatos.org/2015/09/02/anecdotario-en-primera-persona/ (accessed 10.02.2019).

3. Bloqueo de EEUU costó a Cuba más de cuatro mil millones de dólares entre abril de 2017 y marzo pasado (+ PDF). Cubadebate, 24.08.2018. Available at: http://www.cubadebate.cu/noticias/2018/08/24/bloqueo-de-eeuu-costo-a-cuba-mas-de-cuatro-mil-millones-de-dolares-entre-abril-de-2017-y-marzo-pasado/#.XGF-F1UzbIU (accessed 12.02.2019).

Comments

No posts found

Write a review
Translate