A comprehensive look at the "new old" security issues "on the other side of the Pyrenees"
Table of contents
Share
Metrics
A comprehensive look at the "new old" security issues "on the other side of the Pyrenees"
Annotation
PII
S0044748X0013543-6-1
DOI
10.31857/S0044748X0013543-6
Publication type
Review
Source material for review
Monográfico II. La evolución del pensamiento estratégico desde el Renacimiento. Coord. F. Aznar Fernández-Montesinos y A. González Martín. Acuaria. Revista Iberoamericana de Filosofía, Política, Humanidades y Relacionaes Internacionales, año 22, nº 44. Segundo semestre de 2020 Availiable at: http://www.ieee.es/Galerias/fichero/OtrasPublicaciones/Nacional/2020/Araucaria44monografia2.pdf
Status
Published
Authors
Arina Andreeva 
Occupation: Senior lecturer, Senior researcher
Affiliation:
Peoples Friendship University of Russia
Institute for Latin American Studies, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
105-109
Abstract

The collective monograph reveals issues related to the evolution of strategic thought in Europe, starting with the Renaissance. Particular attention is paid to its origin in Spain during the Golden Age (XVI-XVII) and its development to the present day. The authors thoroughly study modern trends in the field of international relations and international security, and also share the peculiarities of the adaptation of the Iberian country to the new challenges of the 21st century within NATO.

Keywords
Spain, Golden age, strategic thinking, modern security threats, nuclear disarmament
Received
25.01.2021
Date of publication
02.07.2021
Number of purchasers
4
Views
366
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1 Межгосударственные отношения, движущие императивы внешней политики государств (и государя), военная, дипломатическая и культурная экспансия — все это традиционные темы науки о международных отношениях. Исследования данных феноменов имеют долгую традицию, уходящую корнями в древнейшие времена. Казалось бы, что нового может привнести коллектив испанских авторов в анализ уже устоявшегося категориального аппарата и таких трендов, как геополитическое и стратегическое мышление, асимметричные войны и наращивание или сокращение ядерных потенциалов? Ведь книг, посвященных этой проблематике, — бесчисленное множество, а безусловными лидерами в этом направлении считаются англосаксонские, французские и шведские исследовательские центры.
2

Отличительной особенностью рассматриваемой монографии стало то, что в ее написании участвовала целая плеяда испанских специалистов высокого уровня, представляющих как научную школу стратегической мысли (Испанский институт стратегических исследований), различные школы профессиональной военной подготовки, так и людей, занимающих руководящие посты в соответствующих подразделениях Министерства обороны Испании*. За плечами каждого из авторов — серьезный опыт практической «полевой» работы, исследовательской и преподавательской деятельности.

* Капитан 2-го ранга ВМФ Федерико Аснар Фернандес Монтесинос, д-р полит. наук; полковник Хосе Пардо де Сантайяна; полковник Хосе Луис Понтихас Кальдерон, д-р.экон. наук; полковник Карлос Хавьер Фриас Санчес, д-р полит. наук; подполковник Луис Андрес Барсенас Медина; капитан 1-го ранга Франсиско Бенавенте Мелендес де Арвас; полковник Хосе Луис Кальво Альберто; подполковник Андрес Гонсалес Мартин; генерал-майор Энрике Сильвела Диас-Криадо, д-р полит. наук.
3 Перед составителями книги «Эволюция стратегического мышления с эпохи Возрождения» стояла весьма сложная задача — охватить довольно большие временные рамки и одновременно попытаться представить читателю полноценную картину развития института армии в Европе, его роль в современных условиях и работу исследовательских военных центров. Изучение эволюции стратегической мысли в Европе, вклад Испании в ее становление в эпоху Ренессанса дополнены глубоким анализом новых угроз и вызовов, а также устоявшихся подходов по их нивелированию в рамках института коллективной безопасности (НАТО), членом которого является Королевство Испания.
4 Вместе с тем необходимо отметить и тот факт, что авторы книги представляют на страницах монографии свое особое вúдение современных трендов мировой политики и военных аспектов, пропуская их через призму нравственных, культурно-ценностных позиций, дополненных богатым историческим опытом Испании. В результате нам предложен весьма интересный и изобилующий любопытными сюжетами взгляд на «старые новые» тенденции «по ту сторону Пиренеев».
5 За отправную точку исследования была взята эпоха Возрождения. А именно — учение флорентийского политика и мыслителя Никколо Макиавелли (1469—1527 гг.) о власти, этике, войне (и мире), национальном интересе и военной организации. Отдельного упоминания заслуживает приводимый автором данного раздела, Ф.Аснаром, анализ концепта «справедливости». В Средневековье в основе идеи войны лежали религиозные побуждения, а вся политика была пронизана католическими императивами. Но после того, как итальянский ученый поместил категорию войны в рамки политических отношений (как одно из средств проведения политики), этические принципы оказались вытеснены из этого дискурса. Именно поэтому между этикой и политикой он возвел непреодолимую преграду, а состояние мира трактовалось как баланс между военными потенциалами стран.
6 К весьма интересному выводу приходит Ф.Аснар, когда указывает, что сегодня цель войны — не столько победить, сколько убедить оппонента во взаимовыгодности победы, даже шире — необходимо убедить в этом и мировое сообщество. Так, идея мира в XXI в. становится центральной, она «канонизируется» подобно средневековым догматам, и вокруг нее создается собственная рефлексия. В конечном счете победитель — это тот, кто смог стать «единоличным собственником» идеи мира. А всех, кто будет противиться заданному плану, заклеймят «врагами мира». Как следствие, пять с лишним столетий спустя соперничество за концепт мира, равно как и этическое наполнение политики, обретают былую значимость.
7 Не менее познавательным сюжетом является обращение к истокам создания института гражданской армии — идее, которая неумолимым ходом истории была погребена под руинами Флорентийской республики на два столетия после вторжения в 1515 г. испанской пехоты. В XVIII в. французские просветители вдохнут в эту идею вторую жизнь и наполнят идеологическим содержанием. Так, патриотизм станет катализатором соперничества между государствами, начиная с рубежа XVIII—XIX вв. Об успехе нового устройства армии мы знаем из уроков истории: войска Наполеона, состоящие из представителей всех сословий и борющиеся за общую цель, победоносно пройдутся по всей Европе в 1803—1815 гг.
8 Логика тотальной войны, вдохновленная индустриализацией, крайней степенью национализма, милитаризма, бюрократизацией армии и соперничества между державами, по словам автора второй главы книги Х.Пардо де Сантайяна, привели к катастрофическим последствиям Первой и Второй мировых войн. Однако дальнейшее развитие военных технологий, прежде всего изобретение атомной и водородной бомб, осознание губительности применения оружия массового уничтожения заставили вновь взять под жесткий контроль возможные сценарии военного противостояния и военную стратегическую мысль.
9 К сожалению, Х.Пардо де Сантайяна не делится с читателем размышлениями о современном упадке режима контроля над вооружениями и кризисе доверия между ведущими державами, которые, очевидно, находятся по разные стороны баррикад. А ведь современные тенденции к наращиванию ядерных и стратегических потенциалов, гонка вооружений — то, что привело к консенсусу главных акторов мировой политики полвека назад, — похоже, не позволяют говорить о закреплении в долгосрочной перспективе аксиомы об исключительно устрашающей роли военных разработок.
10 В подтверждение этих тезисов уже в следующей главе К.Х.Фриас анализирует суть популярной сегодня в военной академической литературе идеи об ограниченной ядерной войне. Так насколько справедливыми оказываются выводы о том, что развитие технологий усмирило «дух войны»?
11 Позволим себе прокомментировать выводы и К.Х.Фриаса о том, что при биполярном мире есть стремление к ограничению распространения ядерного оружия, в то время как многополярность провоцирует обратные тенденции. Все пять ядерных держав (США, СССР, Великобритания, Франция, Китай) провели свои первые испытания в эпоху биполярности. Две из трех новоядерных держав (Индия и Израиль) также получили свой статус в этот период. Ядерная гонка между Аргентиной и Бразилией пришлась на 1970—1980-е годы прошлого столетия — тоже время биполярности. Четыре страны (ЮАР, Украина, Казахстан и Белоруссия) отказались от своих ядерных потенциалов в переходный период крушения биполярной системы. Действительно, особую обеспокоенность в наше время вызывают ядерные программы КНДР и Ирана — государств, которые в разные периоды времени в официальных документах США неизменно составляли костяк списка стран, именуемого то «осью зла», то «странами-изгоями» (rough states), — а также угроза попадания ядерного оружия в руки террористов. Тем не менее тот факт, что некоторые государства увеличивают финансирование ядерных программ, следует связывать не столько с отсутствием двух «полицейских», следящих за функционированием созданного ими международного режима, сколько с коллапсом системы международного права, произошедшим из-за того, что так и не был выработан основополагающий инструмент его исполнения — доверие. Так, одни игроки игнорируют резолюции Устава ООН, другие — стремятся встать под «ядерный зонтик», чтобы с его помощью гарантировать неприкосновенность своих границ и внутренней политики. А дальше — как по учебнику теории игр — в отсутствие доверия напряженность будет только возрастать.
12 Рассматриваемая книга — весьма объемный и интересный коллективный труд. Разбирать текст каждой главы крайне интересно ввиду наличия в нем плодотворных идей для размышлений. Однако мы оставим эту работу будущему читателю и сосредоточимся на самой, вероятно, интересной для российской академической науки части данного труда — вкладу Испании в развитие военной стратегической мысли в исторической ретроспективе. Оригинальность этого исследования не вызывает сомнений. Найти работы на эту тему, написанные даже испанскими авторами, довольно сложно [1], не говоря о том, что мы столкнемся с той же проблемой, если попытаемся проконсультироваться по этому вопросу с российскими аналитиками.
13 В XX в. специфика разработок кастильских концепций сводилась к адаптации популярных на тот момент идей немецкой и французской школ. А череда военных неудач на рубеже XIX—XX вв. превратила некомпетентность испанских вооруженных сил в своего рода клише. Могла ли зародиться национальная школа стратегической мысли в кризисные времена, когда страна теряла одну колонию за другой? Не переломил ситуацию и приход к власти генерала Франсиско Франко. Наоборот, академическая составляющая данного вопроса лишь ухудшилась. Позитивные тенденции в этой области наметились в 60—70-е годы, когда был создан Исследовательский центр национальной обороны (Centro de Estudios de la Defensa Nacional) и Испанский институт стратегических исследований (Instituto Español de Estudios Estratégicos). Два десятилетия спустя будет официально оформлено сотрудничество между гражданскими и военными институтами по совместной научно-исследовательской и преподавательской работе в сфере разработок, связанных с вопросами безопасности и обороны.
14 «Испанские стратегические исследования никогда не соответствовали уровню влияния страны на политической карте мира в исторической перспективе», — так Х.Л.Кальво начинает свою главу, описывая ее содержание в одном предложении. Автор обосновывает это тем, что расцвет стратегической мысли в Европе пришелся на XVIII—XIX вв. Однако в это время испанская монархия находилась в упадке, причины которого крылись в экономическом опустошении, военных поражениях (вторжение Наполеона 1808—1814 гг., потеря колоний) и острой внутренней политической борьбе.
15 «Золотой эпохой» для Испании стало время географических открытий и появление целого ряда хронистов, записавших события Конкисты, военных экспедиций в Европе и Латинской Америке. Это — Берналь Диас дель Кастильо и его труды о завоеваниях Новой Испании (Мексики); Франсиско де Херес, писавший о покорении Перу, а также Карлос Колома, Бернардино Мендоса, Педро де Саласар и Херонимо де Торрес и Агилера, сосредоточившиеся на европейских и средиземноморских сюжетных линиях.
16 Весьма интересным представляется тот факт, что труд Н.Макиавелли о государе имел своего испанского предтечу — Альфонсо де Паленсию, который первым написал о собственных наблюдениях, касающихся революции в военном деле эпохи Возрождения. Кроме того, сам флорентинец будет ссылаться на испанскую армию как на образцовую в плане дисциплины и возглавляемую государем, обладающим идеальным качествами полководца и правителя.
17

Вместе с тем нам кажется важным выделить следующий тезис: с XVI в. неизменной чертой, «национальным оттиском» испанской стратегической мысли станет постоянное обращение к моральным аспектам при интерпретации военных дел*. Даже в XX в., когда испанские авторы будут перерабатывать французские и немецкие военные стратегические подходы, ценностно-моральные категории сохранят свою значимость, а «философия войны» будет рассматриваться через призму христианского гуманизма.

* Хотелось бы вновь указать на превратности фортуны, избирательно запечатлевающей в анналах мировой истории образы «революционеров мысли». Нам всем хорошо знаком голландский юрист Гуго Гроций (1583—1645 гг.), который считается основателем международного права. Однако, как у Н.Макиавелли был испанский визави А. де Паленсиа, так и у Г.Гроция имелся свой кастильский предтеча — Франсиско де Виториа (1486—1546 гг.), писавший об идеях гуманизма и международного права, но несправедливо оставшийся в тени своего коллеги [2].
18 В заключение отметим, что рассматриваемая работа представляет определенную ценность с точки зрения широты затронутых в ней проблем. Авторы выбрали малозна-комый широкому читателю подход, проанализировав историю эволюции понятия государства, суверенитета и выстраивания межгосударственных отношений через призму стратегического мышления. Развитие дальнейших сюжетных линий, связанных с анализом актуальных проблем безопасности, носит исчерпывающий характер. Благодаря доступности изложения и обстоятельному обзору исследуемых тем книга найдет своего адресата как среди неискушенных читателей, так и в профессиональной среде.
19 Хотелось бы выразить надежду на то, что, ввиду отсутствия должного внимания ученых к развитию испанской политической мысли и непроработанности вопросов, касающихся ее влияния на развитие европейской литературы в эпоху Возрождения и Нового времени [3, p. 3], настоящая монография станет одним из «кирпичиков» монументального проекта по исследованию и переоценке наследия испанских идей.

References

1. Los estudios estratégicos en España / IEEE, estudios de investigación realizados por la Sección de “Estrategia para la Defensa”. Madrid: Ministerio de Defensa, Secretaría General Técnica, 1993, 158 p.

2. Zaballa L. Vitoria, Grocio y el origen del Derecho Internacional. Análisis, Ministerio de Asuntos Exteriores y de Cooperación. Gobierno de España, junio 2017, N 10. Available at: http://www.exteriores.gob.es/Portal/es/SalaDePrensa/Multimedia/Documents/2017_%20ANALISIS_10.pdf (accessed 21.01.2021).

3. Aznar Fernández-Montesinos F. Del siglo de oro al siglo XXI. Recensión del monográfico: Política y literatura. La razón de Estado en las letras del siglo de oro en Enric Mallorquí-Ruscalleda. Ed. Documento de Análisis, 03/2016. Available at: http://www.ieee.es/Galerias/fichero/docs_analisis/2016/DIEEEA03-2016_RecensionMonografico_FAFM.pdf (accessed 20.11.2020).

Comments

No posts found

Write a review
Translate