ILA: its inception and first steps. ILA veteran’s personal notes
Table of contents
Share
Metrics
ILA: its inception and first steps. ILA veteran’s personal notes
Annotation
PII
S0044748X0014507-6-1
DOI
10.31857/S0044748X0014507-6
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Emil Dabaghyan 
Affiliation: Institute for Latin American Studies, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
89-99
Abstract

This article is devoted to the main milestones in the process of inception and further development of the Institute of Latin America. It briefly reviews the roles of certain personalities in the shaping of this unique research institution as part of the Academy of Sciences.

Keywords
Instituto de America Latina, inception, Academy of Sciences, research activities, scientific contacts
Received
27.01.2021
Date of publication
04.05.2021
Number of purchasers
9
Views
576
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 В соответствии с решением президиума Академии наук СССР Институт Латинской Америки (ИЛА) был формально создан 23 июня 1961 г. Как водится, данному событию предшествовало одобрение самой идеи формирования подобного научного учреждения на высшем уровне. Это, в свою очередь, стало одним из следствий триумфальной поездки на Кубу Анастаса Ивановича Микояна — ближайшего сподвижника Никиты Сергеевича Хрущева, первого секретаря ЦК КПСС и председателя Совета министров СССР.
2 Согласно упомянутому решению, директором ИЛА был назначен опытный дипломат, работавший посланником СССР в Уругвае, выпускник Ленинградского государственного университета Сергей Сергеевич Михайлов. Он свободно владел несколькими языками — английским, испанским, португальским, итальянским и французским, увлекался эсперанто. Окончив ЛГУ, С.С.Ми-хайлов некоторое время проработал в секретариате Наркома внешней торговли, затем был сотрудником посольств СССР в Румынии, Турции и Италии.
3

4 Назначение С.С.Михайлова на должность директора ИЛА удивило многих, в том числе и автора этих строк, поскольку нам казалось, что возглавлять институт по праву должен был Иосиф Ромуальдович Григулевич — в прошлом разведчик-нелегал, много лет успешно работавший на просторах далекого латиноамериканского континента и незадолго до основания ИЛА вернувшийся на Родину. Но институт он так и не возглавил. Тем не менее И.Р.Григулевич тесно сотрудничал с ИЛА. Отметим, что он был одним из авторов сборника «Венесуэла; экономика, политика, культура», изданного в 1967 г. совместно с Институтом этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая, куда Григулевич в итоге пошел работать и где дослужился до уровня члена-корреспондента АН СССР.
5

6 В определенном смысле слова краеугольный камень в фундамент института заложил незабвенный Борис Иосифович Коваль, в те годы молодой, энергичный и амбициозный кандидат наук, недавно защитивший в Институте истории диссертацию по Бразилии. Именно ему доверили подбор кадров для нового исследовательского центра. В помощь Б.И.Ковалю дали блестящего знатока испанского языка и Латинской Америки Григория Николаевича Коломийца, сотрудника Международного отдела ЦК, и опытную Клару Ивановну Пролыгину, несколько лет работавшую делопроизводителем в академических структурах.
7 Первый этап набора кадров состоялся в монументальном здании Института философии АН СССР, находившемся в то время недалеко от Музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина. Там, на втором этаже, для этой работы были отведены две комнаты, куда потенциальных кандидатов в сотрудники ИЛА приглашали, как сейчас принято говорить, на собеседование. Среди соискателей были: Юлия Ивановна Визгунова, выпускница Института иностранных языков им. Мориса Тореза, к тому времени работавшая в военном ведомстве; Эмма Евдокимовна Кузнецова, окончившая исторический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова и некоторое время проработавшая в Фундаментальной библиотеке АН СССР, и автор этих строк, тоже выпускник истфака МГУ, уже успевший потрудиться учителем средней школы и экскурсоводом в музее-усадьбе Архангельское. Не премину вспомнить и опытного Юрия Андреевича Фадеева.
8

Анатолий Николаевич Глинкин

9 Во время бесед с будущими сотрудниками ИЛА Б.И.Коваль старался наметить направления их научного поиска, а Г.Н.Коломиец проверял знание испанского языка. Откровенно говоря, мои лингвистические познания были тогда на весьма низком уровне, поскольку во время учебы в МГУ наша группа занималась иностранным языком только один раз в неделю. Клара Ивановна оценивала соискателей строгим взглядом кадровика. Так или иначе, но все вышеперечисленные претенденты успешно прошли проверку и вскоре были зачислены в штат института на должности младших научных сотрудников. Нашей радости не было предела.
10 Первоначально наш «офис» располагался в центре столицы, на улице Огарева, недалеко от здания Центрального телеграфа. Это было небольшое помещение, в стенах которого прежде размещался некий ЖЭК. Там было несколько комнат. Одну из них отвели директору, где он, в частности, ежедневно знакомился с материалами ТАСС. К слову сказать, в те годы информацию по Латинской Америке из этих материалов приходилось собирать буквально по крупицам. В той же комнате заседал и Ученый совет, там же располагалась и К.И.Пролыгина со своей печатной машинкой, на которой она работала с огромной скоростью.
11 Особо следует упомянуть энергичного заместителя директора по административно-хозяйственной части Макара Васильевича Яковенко, сыгравшего практически решающую роль в том, что институт позднее получил роскошный особняк на Большой Ордынке, где прежде располагался детский дом. Можно только догадываться о том, какие усилия пришлось приложить М.В.Яковенко к тому, чтобы «получить» это здание, учитывая дефицит административных помещений в Москве в то время.
12 Первый директор ИЛА занимал эту должность относительно недолго: министерство иностранных дел назначило его Чрезвычайным и Полномочным Послом СССР в Бразилии. Там С.С.Михайлов подготовил и впоследствии защитил докторскую диссертацию по экономическим проблемам крупнейшей латиноамериканской державы. На освободившееся кресло руководителя института претендовал заместитель директора ИЛА, блестящий историк Борис Тимофеевич Руденко. Но в итоге по решению «инстанции» институт возглавил Герой Советского Союза, фронтовик Виктор Вацлавович Вольский, на тот момент заведовавший кафедрой на географическом факультете МГУ. С этой тогда еще новой для него должностью он не расставался до тех пор, пока в соответствии с существовавшими в те времена правилами, ограничивавшими период пребывание на руководящем посту в системе Академии наук, был вынужден в расцвете творческих сил оставить директорский пост. Оказавшись не у дел, деятельный и инициативный В.В.Вольский через несколько лет ушел из жизни.
13

Борис Иосифович Коваль

14 Кончина Виктора Вацлавовича побудила его коллегу, многолетнего руководителя сектора внешней политики, блестящего ученого и специалиста в области международной политики Анатолия Николаевича Глинкина, воспитавшего плеяду талантливых исследователей, написать о своем давнем друге проникновенный очерк, в котором отразились вехи его жизни и научного творчества. Много лет спустя, когда в ИЛА отмечали 90-летний юбилей со дня рождения В.В.Вольского, сотрудники и гости института по достоинству оценили огромный и незабываемый вклад ученого в дело исследования латиноамериканского континента. Вспоминали, в частности, о том, что под его научным руководством вышла первая и уникальная в своем роде двухтомная энциклопедия «Латинская Америка».
15 В.В.Вольский, отличавшийся умением принимать нестандартные решения, в свое время назначил заведующим сектором экономики специалиста, казалось бы, не имевшего прямого отношения к Латинской Америке, — Льва Львовича Клочковского. Перешагнув 90-летний рубеж, он вплоть до своей кончины в 2018 г. продолжал плодотворно работать в институте, чему неизменно способствовали его ясный ум, твердая память и обширные знания.
16 Оглядываясь назад, отмечу, что работа сектора социально-политических проблем, в котором мне довелось трудиться в течение многих лет, приобрела куда более глубокий и осмысленный характер с приходом к нам талантливого ученого Анатолия Федоровича Шульговского. Прежде он работал в Институте мировой экономики и международных отношений. За короткое время А.Ф.Шуль-говский в корне изменил вектор научного поиска сотрудников сектора и направил его в сферу углубленного изучения социал-демократии, христианской демократии и других политических течений и движений, оказывавших значительное влияние на страны региона и игравших в некоторых из них ведущую роль. Под руководством А.Ф.Шульговского вышли в свет несколько серьезных исследований; сотрудники отдела также принимали активное участие в написании коллективных трудов, позволивших воссоздать цельную и весьма реалистичную картину, отражавшую политические процессы, происходившие в странах Латинской Америки. Перечислим несколько таких изданий: «Пролетариат Латинской Америки», «Сельские трудящиеся Латинской Америки», «Средние городские слои Латинской Америки», «Господствующие классы Латинской Америки», «Политические системы общества Латинской Америки» и ряд других. Этот список можно пополнить серьезными научными работами таких авторов, как Валентина Петровна Андронова, Антонина Дмитриевна Галкина, Эмма Евдокимовна Кузнецова, Татьяна Юльевна Рютова, Изабелла Константиновна Самаркина, Яков Георгиевич Шемякин, Людмила Семеновна Окунева. Сам А.Ф.Шульговский не только блестяще защитил докторскую диссертацию, но и заслуженно стал всемирно известным ученым.
17

Анатолий Федорович Шульговский

18 Важно упомянуть о фундаментальной и поистине новаторской монографии «Революционные процессы в Латинской Америке», вышедшей в издательстве «Наука» (1974 г.). Ее авторами, помимо А.Ф.Шульговского, были Б.И.Коваль и С.И.Семенов, внесшие неоценимый вклад в научную работу сектора. Отметим, что выход этой книги в свет задерживали сначала в дирекции института, а потом в редакции издательства, опасаясь непредсказуемой реакции высоких инстанций.
19 Вспоминаются и курьезные случаи. При «раннем» В.В.Вольском, стремившемся наладить и укрепить трудовую дисциплину в нашем научном учреждении, заведующая отделом кадров очаровательная Мария Александровна (к сожалению, не помню ее фамилию) перед началом рабочего дня приходила в библиотеку и поименно фиксировала явку заходивших туда сотрудников. Аналогичная процедура проводилась и в конце дня. Не скрою, это вносило в работу некую нервозность. Но в остальное время мы были предоставлены сами себе, имея возможность спокойно читать материалы, находившиеся открытом доступе. Тогда мы и познакомились с введенной в институте системой спецхрана, допуск в которому строго контролировался. В спецхране мы проводили много времени, с упоением вчитываясь в закрытые в те времена материалы. Сейчас, в эпоху Интернета, нынешним исследователям трудно понять те ограничения, с которыми мы тогда сталкивались почти ежедневно.
20

Виктор Вацлавович Вольский в своем рабочем кабинете в ИЛА

21 При В.В.Вольском существенно расширились международные связи института. Наладился диалог и с американскими учеными, занимавшимися исследованиями латиноамериканских стран. Научные встречи с ними происходили попеременно в СССР и в США. В ходе этих мероприятий сравнивалось наше видение актуальных проблем Латинской Америки. Это были исключительно дружеские встречи, во время которых возникали горячие споры и дискуссии, но все, как правило, заканчивалось совместными обедами или ужинами, окончательно примирявшими оппонентов. Не обходилось и без внутренних конфликтов, в которые, конечно, гости не вовлекались. Например, однажды Виктор Вацлавович отказался включить в состав делегации ИЛА уважаемого А.Ф.Шульговского; в знак солидарности с последним отказался ехать в Америку и я. Некоторые коллеги тогда одобрили мой поступок, другие же сочли его неправильным.
22 Именно в годы директорства В.В.Вольского установились научные контакты нашего института с Венесуэлой. Это отчасти объяснялось тем, что Виктор Вацлавович был признанным специалистом по нефти. По его личному приглашению в Москву прибыл ректор Университета Сулия с супругой. Гостей поселили в гостинице «Академическая», находившейся в начале Ленинского проспекта. Главной целью визита было подписание соглашения о сотрудничестве между ИЛА и венесуэльским университетом. Впоследствии благодаря этому документу мои коллеги Александр Иванович Сизоненко и Владимир Иванович Булавин, а также я получили возможность посетить эту богатую энергетическими ресурсами страну. Я побывал в нефтяной столице Венесуэлы Маракайбо, в университете, оснащенном передовой на тот момент американской техникой. В этом научном центре, как и во многих других, в тот период работали исследователи из Чили, спасавшиеся от диктатуры Пиночета. С некоторыми из чилийских политэмигрантов мне довелось познакомиться и пообщаться. Эта командировка, длившаяся три месяца, оставила неизгладимый след в моей жизни. Позднее венесуэльские коллеги не только приезжали с ответным визитом к нам в институт, но и участвовали в совместных публикациях, в частности, в коллективном труде «Венесуэла: тенденции экономического и социально-полити-ческого развития» (1984 г.).
23 Нельзя не упомянуть и плодотворную совместную деятельность сотрудников ИЛА и ученых из социалистических стран. В частности, одним из итогов работы исследователей СССР, ГДР и Чехословакии стала объемная публикация на немецком языке, увидевшая свет в 1987 г. В процессе ее подготовки мы с А.Ф.Шульговским, как члены редакционной коллегии, несколько раз выезжали в г. Росток, где тогда располагался исследовательский центр. Зарубежные ученые приезжали в Москву; среди них особо выделялся блестящий знаток предмета и прирожденный научный редактор Адальберт Дессау.
24

Сергей Иванович Семенов

25 Безвременная кончина А.Ф.Шульговского в 1991 г. (ему было всего 65 лет) повергла коллег и друзей этого выдающегося ученого в депрессию. На церемонии прощания присутствовали многочисленные почитатели научного таланта А.Ф.Шульговского и его ученики. В некрологе, опубликованном в журнале «Латинская Америка», подчеркивалось: «Около четырех десятилетий отдано становлению и развитию любимой им отрасли науки, одним из основателей которой был Анатолий Федорович. Он стал первооткрывателем многих направлений в исследованиях прошлого и настоящего Латинской Америки».
26 В памяти сохранились и другие личности и события. Например, заместитель В.В.Вольского, исключительно деликатный, тактичный и доброжелательный человек — доктор юридических наук Марклен Иванович Лазарев, имевший значительный опыт работы за рубежом в годы войны. Когда институт расширился, получив дополнительную площадь в Голиковском переулке, туда переместилось несколько отделов, в том числе и секторы культуры и андских стран. Вместе с ними там обосновался и М.И.Лазарев. Двери его кабинета всегда гостеприимно распахивались перед сотрудниками, заходившими к нему, чтобы посоветоваться по разным вопросам.
27 Еще хотелось бы сказать несколько слов о моем университетском преподавателе, известном историке Василии Ивановиче Ермолаеве. Под его руководством я защитил диплом по Аргентине. Много лет спустя мы встретились с ним в нашем институте, где с 1964 по 1971 г. В.И.Ермолаев заведовал сектором, сотрудники которого подготовили ряд трудов по революционной Кубе. В.И.Ермолаев неоднократно бывал на Острове Свободы, а потом делился яркими впечатлениями об этой стране. Не порывая связей с ИЛА, ученый вернулся в Академию общественных наук, где преподавал прежде.
28 Важнейшей вехой в становлении института стало создание в 1969 г. журнала «Латинская Америка». Его главным редактором был назначен Серго Анастасович Микоян — младший сын А.И.Микояна. Поначалу сотрудникам журнала выделили несколько комнат в правом флигеле здания ИЛА. Позднее редакция переехала в прекрасный особняк в Кропоткинском переулке. Издание быстро превратилось в центр притяжения исследователей континента независимо от места их профессиональной деятельности. В редакции журнала проводились семинары, симпозиумы, «круглые столы», где поднимались животрепещущие темы, обсуждать которые в стенах института часто не решались. Назовем темы некоторых «круглых столов»: «Международная социал-демократия и Латинская Америка» (1976 г.), «Армия и политика в современной Латинской Америке» (1977 г.), «Христианская демократия в политической системе стран Латинской Америки» (1982 г.), «Транснациональные корпорации и развивающийся мир» (1983 г.), «Три каравеллы на горизонте» (1987 г.), «Тоталитаризм, авторитаризм, демократия в глобальном контексте» (1990 г.).
29 Следует подчеркнуть, что журнал был в известном смысле автономным, его корреспондентские пункты работали в Аргентине, Мексике и на Кубе. Забегая вперед, отмечу, что сегодня редакция снова располагается в здании ИЛА. А в память об ушедшем из жизни Серго Анастасовиче (2010 г.) журнал ежегодно проводит конкурс им. С.А.Микояна на лучшие публикации. В связи с кончиной своего первого главного редактора журнал опубликовал большую подборку посвященных ему материалов. Такие деятели науки и публицисты, как академики Евгений Максимович Примаков, Александр Оганович Чубарьян, журналист Генрих Аверьянович Боровик, доктор исторических наук, профессор МГИМО, ветеран внешней разведки Николай Сергеевич Леонов рассказывали о гранях личности и творчества С.А.Микояна, делились воспоминаниями о годах близкого знакомства с ним.
30 Однако вернемся к институту. В 1993 г. очередным директором ИЛА стал Борис Иосифович Коваль. К тому времени он защитил докторскую диссертацию, поработал в академическом Институте международного рабочего движения. В этот институт на должность своего заместителя его пригласил тогдашний директор Тимур Тимофеевич Тимофеев, узнавший «по сарафанному радио» о принципиальных разногласиях Б.И.Коваля с В.В.Вольским.
31 Первой, можно сказать, судьбоносной акцией Б.И.Коваля на посту директора ИЛА стало непростое, но давно назревшее решение: он расстался с всесильной К.И.Пролыгиной, игравшей несоразмерно большую роль в творческой жизни коллектива. Следующим шагом стал перенос второго «присутственного дня» с пятницы на четверг. Благодаря этому решению сотрудники получили возможность проводить конец недели за городом. При Б.И.Ковале началась реальная демократизация внутренней жизни института. Подробный рассказ об этом процессе занял бы много страниц, поэтому приведу лишь один пример, связанный с ветераном Великой Отечественной войны Виктором Петровичем Беляевым. Прошагавший военными дорогами, он написал о событиях того времени, которые пережил лично. Но содержание его мемуаров не понравилось прежней администрации института, поэтому рукопись долго лежала «под сукном». Новый директор, внимательно ознакомившись с текстом, дал указание напечатать работу, вышедшую в свет 1995 г. Так эта пронзительная и откровенная исповедь истинного патриота, наконец, была опубликована. Книгу с упоением читали коллеги и многие члены их семей.
32 В рассматриваемый период ИЛА наладил партнерские связи с ранее неизвестным нам «Движением гуманистов». Его представители из Аргентины, Чили, Мексики, Италии и ряда других стран приезжали в Москву, устанавливали связи с общественностью. Впоследствии в столице прошел всемирный конгресс этой организации, а Б.И.Коваль был избран ее вице-президентом. Кроме Б.И.Коваля по приглашению членов Гуманистического интернационала в Латинскую Америку ездили видные политики, а также такие сотрудники института, как С.И.Семенов, Т.Ю.Рютова и автор этих строк. В частности, в Чили вместе с нами поехал Вадим Валентинович Загладин, который в свое время привез личное послание Михаила Сергеевича Горбачева президенту Чили Патрисио Эйлвину с предложением о восстановлении дипломатических отношений между нашими странами.
33 Было бы несправедливо не упомянуть о Викторе Николаевиче Лунине — ученом, обладавшем широчайшим кругозором. Он занимался вопросами, касающимися роли стран Латинской Америки в ООН, проблемами Азиатско-Тихоокеанского региона, в частности, связанными с преступностью, охраной окружающей среды и др., слыл большим знатоком Панамы. Смерть вырвала из наших рядов человека, трогательно заботившегося о коллегах не только как председатель профсоюзного комитета института, но и просто как человек, которому были близки проблемы тех, с кем он работал.
34 Распространением многочисленных научных изданий ИЛА, регулярно печатающихся в нашей типографии, в силу ряда обстоятельств в течение многих лет занимается в основном один человек. В институт его когда-то пригласил А.Ф.Шульговский. Это — Валерий Михайлович Никитин, философ по базовому образованию и образу мыслей, специалист по апризму, идеологии буржуазных и мелкобуржуазных партий. В настоящее время он наладил деловые партнерские связи с фирмами, занимающимися продажей изданий определенного профиля, добился успешного продвижения на рынок книг, изданных в институте. Попутно на добровольных началах он занимается своеобразным культуртрегерством, информируя коллег о событиях культурной жизни Москвы.
35 Рассказывая о нашем научном учреждении и о его сотрудниках, нельзя не вспомнить о выдающемся исследователе, получившем ранение на войне, — Владимире Александровиче Кузьмищеве, с которым автор этих строк дружил много лет. В.А.Кузьмищев пришел в институт с практической работы — из Союза обществ дружбы и культурного сотрудничества с народами зарубежных стран. Многие, в том числе и я, сомневались в его способности возглавить сектор культуры. Но мы ошиблись: Владимир Александрович прекрасно руководил научной работой сектора. Его перу принадлежат такие фундаментальные исследования, как «Тайны жрецов майя» и «У истоков общественной мысли Перу». Одна из этих книг даже переведена на венгерский язык. Кроме того, В.А.Кузьмищев являлся ответственным редактором и автором глав в серии монографий по культуре Боливии, Мексики, Колумбии и Венесуэлы, а также других трудов. Он уверенно вел вверенный ему корабль в штормящем море переходного периода, сплотил коллектив квалифицированных ученых, куда входили такие выдающиеся знатоки искусства, как интеллектуал высокой пробы Павел Алексеевич Пичугин, блестящий специалист по Бразилии Наталья Сергеевна Константинова, Наталья Алексеевна Шелешнева и другие, продолжающие и сегодня плодотворно работать в отделе культуры ИЛА.
36 Важно отметить, что за выдающийся вклад в изучение континента В.В.Вольский, А.Ф.Шульговский и другие ученые, работавшие в ИЛА в разные годы, были удостоены высоких правительственных наград разных стран. Сегодня становится совершенно очевидно, что их научные труды по достоинству оценили как зарубежные коллеги, так и правительства государств латиноамериканского региона.
37 Заканчивая эти сугубо личные заметки об институте, где мне довелось работать с момента его создания, то есть 60 лет, хотелось бы пожелать молодому поколению исследователей хранить и развивать традиции, заложенные их предшественниками. С сожалением приходится констатировать, что многие из упомянутых в этом материале ученых уже покинули этот бренный мир. Но воспоминания об ушедших, их многогранной и успешной деятельности греют души живых, давая им основания с уверенностью смотреть в будущее.

Comments

No posts found

Write a review
Translate